e17d72d5     

Галкина Наталья - Не Верь Глазам Своим



Наталья Галкина
НЕ ВЕРЬ ГЛАЗАМ СВОИМ
1
Каждому ясно, когда нужно хворост собирать. Хуже нет, если дождь
зачастит. Дожди обложные для сбора хвороста самое что ни на есть
неподходящее время. Потому как сушить его тяжко, да и не переводить же
хворост, а тем паче дрова, для сушки хвороста! Милое дело, коли в конце лета
и в начале осени вёдро, с неба не льет, и небо на нас гневаться не изволит.
Хотя как небу не гневаться?.. Страшно нынче и подумать такое - вдруг кто
услышит. Да и глаза нынче поднять страшно - боязно увидеть лишнее. И уши
желательно затыкать. Лично я, как грохот приближающихся драконов слышу,
готов в землю зарыться. Так и хочется лечь, голову прикрыть, зажмуриться -
будь что будет! А что будет, если ляжешь? Неровен час, отряд! Или хоть бы и
один доносчик... разница-то невелика. И пошло-поехало: почему лег? Зачем
глаза закрыл? Почто уши заткнул? Дракона видел?! Ну и все на этом. Сожгут за
общение с... не к ночи будь помянутым. С воинством его. Основная на
сегодняшний день забота: если сверху летят драконы, сбоку едут адские
колесницы, а в лоб идет отряд по отлову вступивших в дружбу с ... не к ночи
будь помянутыми - не бледнеть, в лице не меняться, глаза вбок не скашивать,
взгляда вверх не подымать, а идти как ни в чем не бывало. И упаси Господи
вздрогнуть, ежели колесница перед твоим носом пролетит! Чего это ты дрожишь?
От кого отшатнулся, нечестивец? Чьи образы в зенки впустил, еретик? И
поволокут известно куда. Нарядят в сапожок испанский, либо в колодки,
покрасуешься, да и на костер греться. Тут уж тебе отменного хвороста
натащат. Вязанка к вязанке. Отборный. Любо-дорого глядеть. И сухого суше. Уж
сколько мы этих костров перевидали по тупоумию нашему и простодушию. Можно
сказать, с Пасхи наш кюре втолковывает: мол, искушение великое настало,
воинство бесовское за грехи на места наши надвинулось, миражи и блазнь на
особых грешников, еретиков и вероотступников насылает, и кто ту блазнь видит
- тот вере первый враг, а кому она не является - на том благодать. И если
недостойное узришь - не верь глазам своим и язык попусту не распускай;
прижмурься да помалкивай. Так вот и вышло, что слепые, глухие и немые в
наших местах - самые счастливые, и несмотря на то, что слепой в любую яму, в
любой овраг, в любую вымоину, в любую канаву может завалиться и шею себе
свернуть - он у нас в большей безопасности, чем зрячий. Одних детей сколько
загубили. Взрослым-то не втемяшить, а как мелюзге втолковать? Колесницы
мчатся, драконы грохочут, огни адские мигают, детвора бежит и орет, а тут не
отряд, так доносчик... Лучше всего из дому не выходить. А как не выйдешь? У
нас, чай, хозяйство. Корова. Свиньи. Куры. Гуси. Огород. Сад. Хворост вот.
Не знаешь, чего бояться. Вроде, от отряда вреда больше, чем от дракона; но
отряд - дело понятное: ну, убьют в конце концов; а дракон? От него чего
ждать? К чему он? Почему их раньше отродясь не видывали? Почему такая тоска
на сердце от воя его? Над чем бесы и бесовки из колесниц смеются? Может, и
впрямь конец света подкрался?
Раньше жили да и жили; сверху небесная твердь, снизу земная; в праздники
наряжались, пили и ели; в будни работали; зимой был снег, весной он таял,
летом... а теперь что? Ни покоя, ни радости. Голову в плечи втянешь и
тащишься. И делаешь-то все втрое медленнее; так я к полудню двух вязанок не
наберу... А поспешать бы, поспешать, пока тихо, пока никого и ничего...
надолго ли тишина?
Но, правду сказать, в некоторых наших соседей и впрямь как



Назад