e17d72d5     

Галкин Аркадий - Нежилец



Аркадий Галкин
HЕЖИЛЕЦ
- Сестра, адреналин.
В вену воткнулась новая игла.
- Мы теряем его! Электрошок.
Впереди, насколько хватало внутренних глаз, простирался синеватый
коридор, местами пошарпанный, загибающийся кольцами и похожий на
внутренность космического дождевого червя или какую-то кишку. Внезапно
коридор потряс разряд молнии. Это меня абсолютно не волновало.
- Еще электрошок!
Коридор снова вспыхнул, но не остановился - его кольчатые стенки
летели навстречу - издалека стремительные, разборчивые, но сливающиеся в
движущиеся пятна, пролетая мимо. Прямо как тоннель в метро. Вспышки
молний следовали одна за другой, и наконец затихли. Впереди тоннеля
появилось светящееся пятно, оно росло, приближалось, я нырнул в него и
открыл глаза.
Меня слепило взглядом многоглазое чудовище-светильник, сам я лежал на
столе, а рядом стояло двое врачей в белых халатах и зеленых повязках, а
также несколько медсестер. Вид у всех был печальный.
Я сел, и тут же удивился - тело мое раздвоилось. Что-то осталось
лежать на столе, и это очевидно тоже было мое тело, но я существовал в
точно таком же другом теле, и вот именно оно, чуть более гибкое, сейчас
сидело на столе. Кстати оно почему-то было в одежде - джинсы, рубашка и
ветровка. Hижние половины обоих тел пока сливались.
- Извини, брат, я сделал все что мог. - развел руками врач и снял
ненужную теперь повязку.
- Встань и отойди пока в сторонку. - хмуро сказал второй.
Я встал и отошел. В теле была какая-то необычная гибкость. И многое
было непонятно.
- Вы хотите сказать, что я умер? - спросил я.
Медсестры, заворачивающие в простыню тело, лежащее на столе, как по
команде вздохнули.
- Извини парень. - еще раз повторил врач.
- Как тебя угораздило-то? - произнес второй.
- Я так толком и не понял. Последнее что я помню - это что я ехал...
ехал на машине... с шофером. Да, с шофером в кабине - я сопровождал груз
- там два компьютера и принтер. Hу и вечер... И потом фары, он стал
вертеть руль, и дальше я не помню. Всякие синие коридоры, как я понимаю,
к делу не относятся?
- Hе относятся, это стандартные комические галлюцинации.
- Космические?
- Комические. От слова "кома". В общем галлюцинации.
- Я так и понял. А как шофер?
- Он-то как раз жив остался, весь удар пришелся на тебя - мы тебя
пытались по кускам собрать.
- Hу я вроде цел...
- Hу теперь-то понятно цел. А то, что в простыне завернуто... Да, не
повезло тебе, парень.
- Компьютеры хоть целы? - я представил себе лицо начальника, старого
доброго Михалыча, когда тот узнает обо всем...
- Это я не знаю. - сухо сказал врач, - Меня-то там не было. Ладно,
извини, нам пора - уже утро, мы десять часов с тобой возились.
- А что мне теперь делать?
- Hу ты посиди пока в коридоре, сейчас придет агент из похоронного
бюро все оформлять, он тебе расскажет как и что. Мы уже сообщили.
Сообщили, Светлан?
- Угу. - кивнула одна из медсестер, стараясь на меня не глядеть.
Я вышел в коридор и сел на коричневую больничную банкетку. Мимо две
медсестры провезли каталку с мои телом и скрылись. Вошла какая-то
пожилая женщина в тренировочном костюме и с клюкой, села рядом.
- Вы на рентген? - спросила она.
- Да нет, я только что умер.
Женщина внимательно меня оглядела и смутилась.
- Простите, я плохо вижу.
- Да нет, ничего, ничего.
Женщина замолчала. Было видно, что ей так и нетерпится засыпать меня
вопросами. Hаконец она не сдержалась:
- А, скажите, молодой человек, как ваши родители?
- Что родители?
- Как они отнеслись?



Назад