e17d72d5     

Галина Мария - Волчья Звезда



Мария Галина
Волчья звезда
Далекое будущее. Земля одичала - некогда великая цивилизация рухнула,
остались только враждующие друг с другом племена. На Землю прилетает корабль с
потомками людей, заселивших когда-то другие миры. Их цель - примирить землян и
помочь им снова встать на путь прогресса. Но «Звездные Люди» не знают ни
традиций варваров, ни той реальной ситуации, в которой оказалась планета, ни
что именно ее до этого довело: все их попытки наладить контакт сталкиваются
сначала с тупым непониманием, а потом и с открытой агрессией... В центре -
фигуры девочки-дикарки и одного из «пришельцев»: людей абсолютно разных, но
вынужденных держаться вместе, чтобы выжить.
Мы, изнывывая в душных городах, тщетно мечтали о неведомых дорогах, что
простираются за горизонтом, покуда Нужда и Надежда не благословили наш путь,
ссудив нам новую душу, иную, чем у Человека.
Р.Киплинг
Пролог 1.
Рихман опаздывал. Ковальчик посмотрел на часы. Он любил добротный
швейцарский хронометр, потому что это была единственная награда, на которую,
как он полагал, он имел полное право. Остальные ордена и звания он получил за
то, что по его приказу делали другие. Эту он заслужил сам.
Сзади, на платиновой крышке было выгравировано: «ЗА ХРАБРОСТЬ»
«Международный союз астронавтов».
Он был единственным, кто вернул корабль на Землю из экспедиции. Она
длилась двадцать два года - по земному времени и пятнадцать - по судовому.
Разницу съел старик Альберт.
Он привел корабль с восемью членами экипажа, меньше трети, но все равно
неплохо. Еще за орбитой Марса их было одиннадцать, но двоих он собственноручно
расстрелял на подходе к Базе, а еще один покончил с собой, бросившись на
распределительный щит. Довольно неприятный способ самоубийства и сложный - не
так-то просто снять крышку с распределительного щита на корабле, но этот как-то
ухитрился. Выскребал его оттуда Ко-вальчик тоже собственноручно.
Об этом он никому не рассказывал. Впрочем, кому надо, те и так знали - все
было зафиксировано в бортовом журнале.
Все знали...
Вот тогда-то он и получил эти часы. И благодарность от правительства. И
неплохой пост в МСА. И пенсию. И еще черт те чего.
Потому что остальные корабли не вернулись.
Его отчет был единственным...
А он еще боялся военного трибунала, дурак... Когда он сидел в карантине,
который считал заодно и следственным изолятором, и молоденький, с иголочки,
лейтенант привел его перед ясные очи комиссии, он сгрыз ногти чуть не до
локтей.
Теперь он здесь...
Потому что тогда он вернулся. И написал отчет. И еще потому, что на Земле
уже более полувека не было крупных войн - только локальные конфликты в странах
третьего мира, но это не в счет. И вся нерастраченная в больших и малых
заварушках энергия человечества ушла на освоение дальних пространств.
Его корабль был третьим по счету, и еще два корабля ушли с орбиты уже
после того, как «Энтер-прайз» покинул пределы Солнечной системы. И ни один не
вернулся.
Кроме его корабля. Кроме «Энтерпрайза».
Когда вошел Рихман, Ковальчик снова взглянул на часы.
Демонстративно.
Рихман опоздал на семь минут, и даже не извинился.
И руки не подал - просто стоял и смотрел на Ковальчика. В его взгляде
читалась брезгливость - Ковальчик к этому привык.
- Я вам не нравлюсь, Рихман, верно? - равнодушно спросил он. Рихман ему
тоже не нравился. Плевать - лишь бы от этого был хоть какой-то толк. Тем более,
говорили - он лучший.
Рихман, нужно отдать ему должное, не стал отпираться.
- Естественно, - ска



Назад