e17d72d5     

Галина Мария - Прощай Мой Ангел



ПРОЩАЙ, МОЙ АНГЕЛ
МАРИЯ ГАЛИНА
Это – Земля.
Земля, в чем-то – наша, привычная, а в чем-то – ИНАЯ. Земля, где рядом с
людьми веками, тысячелетиями живут представители ДРУГОЙ ветви развития
человеческого разума. «Нелюди» – и «сверхлюди». Превосходящие людей..
Управляющие человечеством...
Их можно убить. Их ХОТЯТ убить.
Люди уже нашли смертельный для «сверхлюдей» биовирус – и вот-вот запустят
его в атмосферу.
Вот только – КАКИМ станет мир, в котором человечество обретет наконец
свободу?..
АВТОР О СЕБЕ
Всерьез как-то скучно, но коротко: родилась в Калинине, но считаю себя
одесситкой – там училась в школе и университете. Защитила кандидатскую
диссертацию по специальности «биология моря», работала в Норвегии, в Бергенском
университете, занималась там лососевыми рыбами. На 35-м году жизни и вполне
адекватной научной карьеры послала все на фиг и стала переводчиком фантастики.
Переводила Кинга, Вэнса, Табба, Баркера (Клайва) и еще кучу всяких для журналов
«Если» и «Сверхновая фантастика». Параллельно писала эти повести. И романы – два
НФ-романа ждут издателя. А заодно критиковала чужие – и в этом вполне преуспела.
Поэтому известна больше как критик, чем как фантаст, впрочем, за повесть
«Покрывало для Аваддона» номинирована на премию Аполлона Григорьева, лауреат
всяческих сетевых конкурсов.
М. Галина, Москва
Мария ГАЛИНА
ПРОЩАЙ, МОЙ АНГЕЛ
Народу на площади Воссоединения было полным-полно – как всегда по
вечерам... Мне пришлось долго крутить головой, прежде чем я отыскал Кима,
который сидел на скамеечке у памятника. Крылатый Георгий с копьем наперевес
пикировал на крылатого же дракона – подсвеченная заходящим солнцем скульптурная
группа и впрямь казалась залитой кровью.
Мы уселись за столик под транспарантом «Да здравствует дружба народов!» и
спросили пиво. Пиво имелось, но оказалось теплым. Это потому, что плановое
хозяйство, сказал Ким. Интересно, а в Америке? Холодное, уверенно ответил я,
равноправие ведь... хотя довольно смутно понимал, какая связь между равноправием
и холодным пивом.
– У нас тоже равноправие,– сказал Ким и нехорошо усмехнулся. Какой-то тип
за соседним столиком внимательно на нас покосился, и я пнул Кима ногой. Тот
заткнулся, почесал за ухом и сказал: – Ладно, что мы имеем?
Я протянул ему папку с распечаткой.
– Сделал я тебе Австралию. Ну и все остальное – как исходную базу. А дальше
уже твоя забота.
– Ну, и что получилось? – спросил Ким.
– В общем, расселяемся помаленьку. Индейцы мигрируют в Америку – через
Берингов... Технологии самые примитивные...
– Ясно, – пробормотал Ким, перелистывая распечатку. – А... Малая Азия?
Ближний Восток?
– Котел. Плавильный котел. Собственно... Вот, погляди: если в некоторых
регионах сделать упор на животноводство... Я так понимаю, что должен начаться
бурный рост численности... Ну, и темпы развития – соответственно... А дальше...
мне кажется, прогрессия будет не алгебраической, а геометрической... Ну, ты сам
посмотришь...
– Ладно... Посмотрю... А здорово получается... – задумчиво сказал Ким, –
золотой век.
Он очень талантливый малый, этот Ким. Программист Божьей милостью,
блестящий самоучка, пессимист и нытик. Вообще-то он электрик. Лицензионный
электрик. Я его подцепил, когда он явился ко мне на дом по вызову из ЖЭКа –
чинить испорченный выключатель. Мы усидели восемь бутылок пива, уже на пятой
решили, что понимаем друг друга с полуслова, и сразу приступили к Общему Делу.
Правда, перед этим Ким проверил, нет ли жучка в телефоне. В пос



Назад