e17d72d5     

Галина Мария - Прощай, Мой Ангел



prose_contemporary Мария Галина Прощай, мой ангел Это — Земля. Земля, в чем-то — наша, привычная, а в чем-то — ИНАЯ. Земля, где рядом с людьми веками, тысячелетиями живут представители ДРУГОЙ ветви развития человеческого разума. `Нелюди` — и `сверхлюди`.

Превосходящие людей… Управляющие человечеством… Их можно убить. Их ХОТЯТ убить. Люди уже нашли смертельный для `сверхлюдей` биовирус — и вот-вот запустят его в атмосферу.

Вот только — КАКИМ станет мир, в котором человечество обретет наконец свободу?..
ru ru Busya Fiction Book Designer 02.12.2005 FBD-V85M6BOS-EK24-MOG1-J94J-ISLBOVBL8LI0 1.0 журнал «Крещатик», 1 2001 Мария Галина
Прощай, мой ангел
Народу на площади Воссоединения было полным-полно — как всегда по вечерам… Мне пришлось долго крутить головой, прежде чем я отыскал Кима, который сидел на скамеечке у памятника. Крылатый Георгий с копьем наперевес пикировал на крылатого же дракона — подсвеченная заходящим солнцем скульптурная группа и впрямь казалась залитой кровью.
Мы уселись за столик под транспарантом «Да здравствует дружба народов!» и спросили пиво. Пиво имелось, но оказалось теплым. Это потому, что плановое хозяйство, сказал Ким.

Интересно, а в Америке? Холодное, уверенно ответил я, равноправие ведь… хотя довольно смутно понимал, какая связь между равноправием и холодным пивом.
— У нас тоже равноправие, — сказал Ким и нехорошо усмехнулся. Какой-то тип за соседним столиком внимательно на нас покосился, и я пнул Кима ногой. Тот заткнулся, почесал за ухом и сказал: — Ладно, что мы имеем?
Я протянул ему папку с распечаткой.
— Сделал я тебе Австралию. Ну и все остальное — как исходную базу. А дальше уже твоя забота.
— Ну, и что получилось? — спросил Ким.
— В общем, расселяемся помаленьку. Индейцы мигрируют в Америку — через Берингов… Технологии самые примитивные…
— Ясно, — пробормотал Ким, перелистывая распечатку. — А… Малая Азия? Ближний Восток?
— Котел. Плавильный котел. Собственно… Вот, погляди: если в некоторых регионах сделать упор на животноводство… Я так понимаю, что должен начаться бурный рост численности… Ну, и темпы развития — соответственно… А дальше… мне кажется, прогрессия будет не алгебраической, а геометрической… Ну, ты сам посмотришь…
— Ладно… Посмотрю… А здорово получается… — задумчиво сказал Ким, — золотой век.
Он очень талантливый малый, этот Ким. Программист Божьей милостью, блестящий самоучка, пессимист и нытик. Вообще-то он электрик.

Лицензионный электрик. Я его подцепил, когда он явился ко мне на дом по вызову из ЖЭКа — чинить испорченный выключатель. Мы усидели восемь бутылок пива, уже на пятой решили, что понимаем друг друга с полуслова, и сразу приступили к Общему Делу.

Правда, перед этим Ким проверил, нет ли жучка в телефоне. В последнее время поговаривают, что повсюду понаставили этих жучков — в особенности на квартирах итээровцев, которых всегда числили неблагонадежными. По мне, так это паранойя — кому мы, на фиг, нужны?
Я подозвал официантку и заказал еще пива.
— Не было никакого золотого века, дурень ты дурень. Быть не могло. Пища, территории… Когда их хватало?
— Ну, не знаю, — упрямо сказал Ким.
Пока мы сидели, стемнело. Зажглись фонари, вода в фонтане, уступами спускающемся к площади, засветилась красными и синими огнями, на здании Почтамта замерцал экран телевизора — по первому каналу транслировалось заседание очередного пленума…
— С чего бы это так Аскольд расшумелся? — рассеянно спросил Ким.
«…сохранить свою самобытность, — вещал тем временем экран, -… так называемая американская демократия… п



Назад