e17d72d5     

Галина Мария - Луна Во Второй Четверти



МАРИЯ ГАЛИНА
ЛУНА ВО ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ
Аннотация
авторская аннотация: Это довольно старая вещь, лет шесть назад написанная, лично мне симпатичная. Что характерно, про оборотней. И ИМЕЙТЕ В ВИДУ, В НЕЙ НИ КАПЛИ ЮМОРА!
День первый
***
Берег виднелся совсем близко, но ботик лавировал между отмелей больше часа.
Когда она, наконец, неуклюже спрыгнула на мокрый причал, то оказалось, что на твердой земле слегка покачивает, как это бывает после долгого плавания по морю.
Она воровато оглянулась, стесняясь собственной неловкости, но всем было не до того. Ботик болтало, швартовочный канат то напрягался, то провисал. Артем какоето время нерешительно примеривался, прежде чем перемахнуть к ней на причал.

Глаза его с любопытством блеснули изпод надвинутой на лоб шерстяной шапочки.
Ладно, — сказала сама себе Варвара, — не так уж все плохо. По крайней мере, отогреемся, печку растопим…
Следом спрыгнул Анджей. Темка проделал какоето неопределенное движение, нырнув корпусом вперед, но тот уже подавал руку Лере, и та, опираясь на эту руку, легко перенесла себя через полосу темной воды.
— Где овации? — произнес он, — где цветы? Где толпы встречающих?
— Пижон ты, Андрюха; — Пудик перебросил ему рюкзаки, прыгнул, чуть присел на крепких ногах.
Меланюк и Шерстобитов выбрались последними.
— Да, — быстро проговорил Шерстобитов, оглядывая подступающий к кромке обрыва лес и извилистый берег, устланный плавником, — хорошо… Амелин был прав, подходящее место — улавливаю.
В присутствии человека пространство сворачивалось как улитка, впуская в себя лишь до ближнего косогора, до островов, заслоняющих горизонт, до низких слоистых непрозрачных облаков, до черной стены леса над обрывом…
— А вот и туземец…— за всю дорогу от самой Москвы Анджей ни разу не сбился с этого своего, порядком уже поднадоевшего тона.
С сельской жизнью Варвара знакома была лишь понаслышке, но совершенно определенно знала, что, чем дальше от Москвы, тем люди приветливей. Они, вопервых, здороваются даже с незнакомыми, вовторых, чуть не силком волокут в гости — чаю попить и послушать городские новости.

Дружелюбные люди живут в деревне. Это все потому, что у них дефицит информации, рассудила Варвара и сложила озябшие губы в приветливую улыбку.
Но встречающий, спустившись на причал, молча прошел мимо. Принял у рулевого увесистый мешок, перекинул на доски, отцепил швартовочный конец… Полоса между бортом и причалом расширилась, мотор чихнул, выпустил облачко сизого дыма.

Ботик описал полукруг, вывел на серой ряби ртутную серебристую полосу, и враскачку двинулся к дальнему острову. Встречавший проводил его взглядом, вскинул мешок на спину и лишь потом обернулся к ним.
— Чего вам?
Нет, подумала Варвара, дружелюбием тут и не пахнет.
— А что? — поднял брови Анджей, — мы случайно забрели в частные владения, сэр?
Тот неприязненно оглядел их. Глаза прозрачные, северные, изпод капюшона выбивались пряди неровно остриженных светлых волос.
— Туристы? — произнес с отвращением.
Шерстобитов и сам ненавидел туристов. Путаются под ногами, во все вмешиваются. Вытаптывают следы.

Сбиваются, мямлят, лгут как очевидцы. Почему именно им, профанам, случайным свидетелям выпадает на долю увидеть то, о чем профессиональный контактер может лишь мечтать? У той силы, которая когдато позвала Шерстобитова в бесконечную дорогу, было своеобразное чувство юмора.
— Мы — исследователи аномальных явлений, — он прислушался к тому, как это звучит, и ему понравилось, — контактеры… экспедиция…
— Научники? Так ехали бы



Назад