e17d72d5     

Галич Александр - Верные Друзья



Александр Галич
Верные друзья
...Тридцать лет назад на реке Яузе, за московской заставой Лефортово,
жили три закадычных друга...
По Яузе, какой она была тридцать лет назад, - мутной, с захламленными
берегами, с приросшими к ним маленькими косыми домишками, - плывет лодка,
такая дырявая и заплатанная, что просто непонятно, как она держится на воде.
Ведут лодку по Яузе три дружка: Сашка Лапин, голубоглазый,
взлохмаченный паренек, степенный и серьезный, прозванный за любовь к
животным "Кошачий барин", Боря Чижов - "Чижик", с такими же, как у Лапина,
голубыми глазами, но озорным и лукавым лицом, и худенький, длинноногий и
длиннорукий Васька Нестратов, за важность и хвастовство именуемый "Индюком".
Вместе с лодкой выплывает песня, которую друзья орут истошными
голосами:
Мы на горе всем буржуям
Мировой пожар раздуем,
Мировой пожар горит,
Буржуазия дрожит!..
Во! И боле ничего...
На руле, исполненный чувства собственного достоинства, сидит Васька. Он
держит в левой руке замусоленную ученическую тетрадь, на обложке которой
корявыми буквами написано: "песильник", поглядывает на яркое июльское солнце
и командует:
- Прямо на борт! Пошевеливайся!.. Саша Лапин бросает весло.
- Чего он командует все время?! - И, повернувшись к Ваське, сердито
говорит: - Не ты один здесь капитан!
- А кто ж будет командовать? - снисходительно спрашивает Васька. - Ты,
что ли?
- Задаешься, Васька! - угрожающе произносит Саша и поворачивается к
Борису: - Опять он задается! Макнем? В глазах у Бориса прыгают весело
искорки:
- Макнем!
- Не надо! Не надо, дьяво... Но уже поздно.
Саша и Борис, едва не перевернув утлый корабль, хватают отчаянно
барахтающегося Ваську за руки и за ноги и окунают в Яузу.
- Будешь задаваться?! Будешь задаваться?!
- Не... не... буду...
Ваську водружают обратно в лодку. Потоками течет с него мутная вода.
- Вот индюк! - с искренним возмущением говорит Чижик. - Сколько его ни
макай, он все за свое!
- Ладно! - бормочет Васька. - Этого я вам не забуду!
Но тут же, разумеется, забывает.
С берега, из-за невысоких покосившихся заборов городской окраины, из-за
полуразвалившихся стен и темно-бурых нагромождений шлака и мусора летит
песня:
Недаром утром будит вас
Походный марш, товарищ!
Еще Царицын и Донбасс
Лежат в дыму пожарищ!
И мы идем в последний бой,
Вперед - сквозь непогоду,
За отчий дом, за край родной,
За счастье и свободу.
Друзья, насторожившись, прислушиваются. Протяжно гудит заводской гудок.
- Комсомольцы на субботник идут! - кивает Борис.
- А хорошо, ребята... - задумчиво улыбается Сашка. - Хорошо, что опять
гудок гудит, верно?
Медленное течение тащит лодку. Песня на берегу затихает. Ребята
переглядываются и подхватывают:
Ну что ж, друзья,
Споем, друзья.
Споем про дальние края,
Про битвы и тревогу,
Про то, как он, и ты, и я.
Про то, как вышли мы, друзья,
Как вышли мы в дорогу.
- А здорово у нас получается, честное слово! - вдруг восхищается
Васька. - На всю Яузу слыхать!
Стоят покосившиеся домишки на берегу, течет мутная вода.
- Да, хороша у нас Яуза, - вздыхает Чижик, - только вот берега
видать... простора нет...
- А есть реки, говорят... - Саша мечтательно глядит вдаль, - ни конца
ни краю...
Васька самоуверенно встряхивает нечесаной головой.
- Погоди, поплывем еще туда! Поплыве-ем...
И друзья, переглянувшись, снова затягивают:
Мы на горе всем буржуям
Мировой пожар раздуем...
С ТОЙ ПОРЫ ПРОШЛО ТРИДЦАТЬ ЛЕТ
Весна. Дальние горы на горизонте. Степь в цветах и травах. По нек



Назад