e17d72d5     

Галич Александр - О Себе И Других (Статьи)



Александр Галич
О себе и других
Статьи
АВТОБИОГРАФИЯ
Я, Гинзбург Александр Аркадьевич (литературный псевдоним Александр
Галич), родился 19 октября 1918 г. в гор. Днепропетровске, в семье служащих.
Сразу же после моего рождения семья переехала в Севастополь, а в 1923 г. в
Москву. В 1926 г. я поступил в среднюю школу БОНО 24. В 1935 г. по окончании
девяти классов средней школы я был принят в оперно-драматическую студию К.
С. Станиславского на драматическое отделение. Студия эта была приравнена к
высшему учебному заведению, но я диплома не получил, так как в 1940 г. без
выпускных экзаменов перешел в Московский театр-студию, который открылся за
несколько месяцев до Отечественной войны спектаклем "Город на заре". Во
время войны (из-за тяжелой врожденной болезни я был признан негодным к
несению военной службы), я был одним из организаторов, участников и
руководителей комсомольского Фронтового театра. После войны окончательно
перешел на литературную работу, сначала как драматург, а потом и как
кинодраматург. Мои пьесы - "Вас вызывает Таймыр", "За час до рассвета",
"Пароход зовут "Орленок"", "Много ли человеку надо" и др. - поставлены
большим количеством театров и в Советском Союзе, и за рубежом. По моим
сценариям поставлены фильмы "Верные друзья". "На семи ветрах",
"Государственный преступник", "Дайте жалобную книгу" и др. В совместной
работе с кинематографистами Франции я был автором фильма "Третья молодость",
а с кинематографистами Болгарии - "Бегущая по волнам".
С 1955 г. я был членом Союза советских писателей (исключен в 1971 г.),
а с 1958 г. членом Союза кинематографистов (исключен в 1972 г.).
В настоящее время не работаю - инвалид второй группы (с апреля 1972
г.).
В 1947 г. женился на Шекрот (Прохоровой) Ангелине Николаевне, с которой
состою в браке по сей день. Детей у нас нет.
Александр Гинзбург (Галич)
2 мая 1974 г.
Советская библиография. 1988. э 5.
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО МОСКОВСКИМ ПИСАТЕЛЯМ И КИНЕМАТОГРАФИСТАМ
Уважаемые товарищи!
29 декабря 71 года Московский секретариат СП, действуя от вашего имени,
исключил меня из членов Союза писателей. Через месяц секретариат СП РСФСР
единогласно подтвердил это исключение.
Еще некоторое время спустя я был исключен из Литфонда и (заглазно) из
Союза работников кинематографии.
Сразу же после первого исключения были остановлены все начатые мои
работы в кино и на телевидении, расторгнуты договоры.
Из фильмов, уже снятых при моем участии, - вычеркнута моя фамилия.
Таким образом, вполне еще, как принято говорить в юридических документах,
"дееспособный литератор", я осужден на литературную смерть, на молчание.
Разумеется, у меня есть выход. Года эдак через два-три, написав без
договора (еще бы!) некое "выдающееся" произведение, добиться того, чтобы его
кто-то прочел и где-то одобрили, приняли к постановке или печати, и тогда я
снова войду в дубовый зал (комнату э 8) Союза писателей, и меня встретят с
улыбками товарищи Васильев, Алексеев, Грибачев, Лесючевский и сам товарищ
Медников (может быть?) протянет мне руку, а потом меня восстановят в моих
литературных правах.
Но беда в том, что вышеупомянутые товарищи и я по-разному смотрим на
литературное творчество и на понятие "выдающееся" произведение, и, таким
образом, боюсь, сцена в дубовом зале относится к области чистой научной
фантастики.
Меня исключили втихомолку, исподтишка, Ни писатели, ни кинематографисты
официально не были поставлены (и не поставлены до сих пор) об этом в
известность. Потому-то я



Назад