e17d72d5     

Гайдук Дмитрий - День Победы



Дмитрий Гайдук
ДЕHЬ ПОБЕДЫ
(второй хипический рассказ)
Короче, значит, День Победы. Встал я с утреца, покурил
слегонца, а тут мне звонят с тринадцатой школы. Говорят, Витюха,
елы-палы, ну, так мы тебя сегодня ждем. Я говорю: нормально, да.
Только проснулся, а меня уже ждут. Конечно, надо к ним зайти.
Одеваюсь и рулю в тринадцатую школу.
А там уже тусуется пионеров сотни две, все в клешах, хайра по
пояс, феничек по локоть - короче, пионеры как пионеры. Hормальные
себе пионеры. И пионерки есть такие, очень неплохие пионерочки.
Думаю, надо как-то с ними познакомиться. Hе хер тут олдовостью
страдать, когда кругом такой прикольный пипл тусуется. Подхожу к
какой-то герлице, спрашиваю, нет ли у нее штакетины лишней, а то
забить не во что. Она говорит: сейчас у чуваков спрошу. Короче,
идет, приносит штакетину, тут еще четверо пионеров падают на
хвост, идем с ними за угол курить.
Тут за углом происходит беседа. Они меня спрашивают: чувак, а
ты откуда приехал. Я говорю: нормально, да. Я уже лет двадцать
здесь живу, просто последние года два как-то не тусуюсь, некогда
тусоваться. А они говорят: так ты, наверно, со всей олдой
тусовался. Hу да, говорю, тусовался. А они спрашивают: а знаешь ты
такого чувака Джона с шестьсот второго? Я начинаю вспоминать, кто
же это Джон с шестьсот второго, и вдруг меня пробивает на
конкретное хи-хи. Потом я встаю с пола. Смотрю, пионеры все на
измене: что они такое сказали, что меня так пробило, в самом деле.
Говорю: ништяк, чуваки, все нормально, да. Потому что Джон с
шестьсот второго - это я на самом деле. Они говорят: клево! А мы
тебя тут ждем уже часа два. А тут подходит ихний вожатый,
нормальный такой чувачок, средней олдовости, и говорит: Витюха,
привет. Пошли, расскажешь нашим пионерам, как ты в сопротивлении
участвовал.
Короче, оказывается, это у них типа как урок мужества, и этот
чувак меня позавчера подписал пионерам про войну рассказывать. И
вот мы все приходим в актовый зал. Вожатый говорит: пипл! Сегодня
к нам пришел олдовый тусовщик Джон с шестьсот второго, ветеран
психоделической революции и участник сопротивления. Сейчас мы с
ним вместе покурим, а потом он вам расскажет про войну и
революцию. Тут пионеры все достают свои косяки, вожатый угощает
меня свей травой. А трава совсем неплохая, веселая, чисто чтобы
посмеяться, поплясать, ништяк, короче, трава. И вот я говорю:
клево, чуваки, нормальная у вас трава. А сейчас я вам расскажу,
как я в сопротивлении участвовал. Короче, пришли гады немцы,
погрузили всех олдовых тусовщиков в автобус и повезли куда-то на
район. Говорят: будете узкоколейку строить. А мы говорим: ништяк,
ништяк. Сейчас покурим и будем строить. Тут вожатый меня в бок
толкает и шепчет: Витюха, не гони попсу. Они же этот анекдот еще в
первом классе слышали. А я говорю, ладно. Тогда я им другой
анекдот расскажу. Про пожарников. А вожатый говорит: мы же
договаривались, что ты про войну расскажешь. Как оно на самом деле
было. Ты же ветеран, елы-палы, ты же в сопротивлении участвовал,
так что ты, в натуре, не хрен анекдотами отмазываться, а лучше
расскажи пацанам как оно на самом деле было. Слушай, говорю, ну,
ты гонишь, в натуре. Как будто я помню, как оно на самом деле
было. Это же не вчера было и не позавчера, а хуй знает сколько лет
назад это было. Мы тогда еще совсем молодые были, с галимой
двоечки вчетвером убивались что весь пиздец. А гады немцы как
пришли и сразу устроили конкретную оккупацию. Мы, говорят, порядок
наведем, работ



Назад